На чаяния Камчатки: как краевая больница получила в концессионеры государеву «дочь»

Губернатор Камчатского края Владимир Илюхин своим распоряжением №260-РП от 13 июня 2019 года поручил правительству региона заключить с ООО «Камчатка Мединвест» концессионное соглашение о строительстве краевой больницы с инвестиционным платежом 14,6 млрд рублей. Так девятилетний долгострой, переживший серию переоценок и приведший к банкротству нескольких подрядчиков и уголовному делу, выбрался на новый оперативный простор. Vademecum пригляделся к концессионеру, претендующему на реализацию беспрецедентного по стоимости проекта, и обнаружил стоящую за ним «дочку» госкорпорации «Ростех».

Проект по созданию в столице Камчатки современного многопрофильного медцентра появился еще в 2010 году: здание краевой больницы, констатировали региональные власти, давно не отвечает ни актуальным отраслевым требованиям, ни санитарным нормам, а возить пациентов на материк слишком дорого. «Тяжелые климатические условия обуславливают специфику заболеваемости. С 2000 года в регионе наблюдается увеличение болезней органов дыхания, кровообращения, нервной системы», – заметили в правительстве края.

Осенью 2011 года объект получил техническую документацию и смету в 8,5 млрд рублей. Выбрали и площадку под строительство – 41 га в полутора километрах от Петропавловска‑Камчатского. Деньги на сооружение больницы должны были поступить из бюджета программы «Развитие Дальнего Востока и Забайкалья», но почему‑то ушли на другие инфраструктурные проекты. В сентябре 2013 года губернатор Владимир Илюхин анонсировал участие в проекте в качестве инвестора «одного из крупнейших российских банков» и заверил, что больницу построят за три года.

В июне 2014 года в ходе общественных слушаний по проекту глава краевого Минздрава Татьяна Лемешко призналась, что заявленные ранее сроки введения клиники в строй чрезмерно оптимистичны: в 2017 году, в случае бесперебойного финансирования, будут построены только два лечебных корпуса и инженерные сооружения, а основной комплекс возведут только в 2019 году. Выросла и смета – до 11 млрд рублей: половину денег обещал выделить федеральный центр, обеспечить остальное краевые власти рассчитывали через привлечение инвестора.

На первый этап строительства 4,271 млрд выделял федеральный бюджет, еще 224 млн было зарезервировано в региональном. В октябре 2014 года Минздрав Камчатского края провел тендер, по итогам которого контракт стоимостью 3,49 млрд рублей получило ОАО «Камчатжилстрой». С поставленной задачей компания не справилась: у предприятия возникли финансовые трудности, в ноябре 2015 года Минздрав расторг контракт, выплатив подрядчику 124 млн рублей за подготовку стройплощадки и начало строительства. «Камчатжилстрой» объявил себя банкротом, что дало повод прокуратуре заподозрить подрядчика в заведомой невозможности выполнить контракт, а Следственному комитету – возбудить против бывшего руководства предприятия уголовное дело по ст. 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство».

Пока шел разбор полетов с федеральным центром и поиск надежного инвестора, проваливший крупный тендер краевой Минздрав сменил тактику – перешел к поэтапному возведению объекта на региональные деньги. Победителем объявленного в феврале 2016 года первого аукциона на скромную сумму 199 млн рублей стало местное ООО «Мастер», прежде строившее жилые дома, инженерные и инфраструктурные объекты. По контракту, подрядчик должен был залить фундамент и возвести металлический каркас палатного корпуса на 170 коек. Работы – заливка 3,5 тысячи кубометров бетона и монтаж 1,3 тысячи тонн конструкций – были выполнены в срок и оплачены из регионального бюджета в декабре 2016 года.

В мае 2017 года второй контракт с начальной максимальной ценой 628 млн рублей получило ООО «Гаск», с помощью жалобы в УФАС вырвавшее подряд у конкурента – ООО «Мастер». Но победа у «Гаска» вышла пиррова: лично курировавший больничную эпопею губернатор Илюхин высказал недовольство темпами строительства, и в феврале 2018 года власти региона в одностороннем порядке расторгли контракт, выплатив сорвавшему сроки подрядчику 42 млн рублей, а в апреле 2019 года суд признал «Гаск» банкротом.

Полуостров невезения

Все это время не прекращался поиск солидных инвесторов. В сентябре 2016 года правительству Камчатки вроде бы улыбнулась удача – на Восточном экономическом форуме было подписано соглашение о сотрудничестве с Корейским институтом развития здравоохранения, заявившим о намерении снабдить больничный проект и компетенциями, и деньгами. «Мы проводим консультации и переговоры с нашими корейскими коллегами по выделению средств для строительства больницы в рамках международной концессии», – рассказывала в интервью Камчатскому информационному агентству глава Минздрава Татьяна Лемешко в январе 2017 года. Казалось, все на мази, интернациональной кооперации быть: в мае 2017 года совместное начинание прилетал обсуждать спецпосланник президента Республики Кореи Сон Ен Гиль, заверивший краевые власти в том, что концессионеры готовы профинансировать не только строительство и поставку медоборудования, но и обучение камчатских врачей и медсестер в корейских клиниках. Но намерения эти ни во что не конвертировались: как пояснили Vademecum в правительстве края, корейские инвесторы заявки на концессию так и не подали.

В сентябре 2018 года криминальный фон больничного долгостроя дополнило еще одно уголовное дело, напрямую, правда, невезучего объекта не касающееся: владельца ООО «Мастер» Вагифа Мурсалова и главу Минздрава Татьяну Лемешко СК заподозрил в заключении договора о покупке нежилых помещений для нужд Камчатской городской поликлиники №3 по завышенным ценам и хищении 22 млн рублей. Лемешко вышла на пенсию и покинула свой пост, Мурсалов отправился в СИЗО. В мае 2019 года краевой суд признал его арест незаконным.

Надежда на разморозку долгостроя забрезжила в ноябре 2018 года, когда власти Камчатского края объявили конкурс на заключение концессионного соглашения по строительству и эксплуатации больницы сроком на 14 лет. Инвестиционный платеж, согласно условиям договора, достиг 14,6 млрд рублей, дополнительно Минздрав региона был готов выделить 4,8 млрд рублей в качестве капитального гранта концедента.

В обмен на это концессионер подписывал обязательство возвести лечебно‑диагностический корпус площадью 18 тысяч кв. м с девятью операционными, отделениями интенсивной терапии и реанимации, реабилитации, гемодиализа, лабораторией и вертолетной площадкой, двумя стационарами на 175 и 275 коек совокупной площадью 22 тысячи кв. м, а также поликлинику и патологоанатомический корпус. Первым к концу 2021 года должен быть построен хирургический корпус, а к 2022 году – основное здание клиники с 11 отделениями. Концессионер оставался ответственным за оказание бесперебойной медпомощи населению в течение срока действия концессии.

Власти края осторожно намекали, что на концессию претендуют три заслуживающих доверия инвестора – «ВТБ Капитал», «Газпромбанк» и группа «ВИС».

В феврале 2019 года при вскрытии поступивших на конкурс заявок выяснилось, кто заинтересован в концессии на самом деле: «дочка» турецкой инвесткомпании Kayi Insaat Sanayi Ve Ticaret Anonim Sirketi; ООО «Камчатка Мединвест», первоначально принадлежавшее основателю МК «Юникс» Араму Бекчяну, а затем его подчиненной – экс‑директору екатеринбургской ООО «ПЭТ‑Диагностика» Татьяне Фадеевой; ООО «Камчатская концессионная компания», доля в которой (39%) через «ИИ Холдинг» действительно принадлежит структурам ПАО «ВТБ».

Все три компании в начале февраля единогласным решением комиссии были допущены до участия в конкурсе, каждая из них должна была представить в течение трех месяцев свою финансовую модель концессионного соглашения с просчитанными параметрами.

За ходом конкурса внимательно следил и федеральный центр. В апреле 2019 года во время своего визита в Камчатский край вице‑премьер – полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Юрий Трутнев посвятил клиническому проекту большую часть совещания с руководством региона.

«Реализовать проект по строительству Камчатской краевой больницы нужно таким образом, чтобы затратить как можно меньше бюджетных средств и в то же время достичь желаемого результата, который, напомню, обозначен президентом страны», – напомнил коллегам Трутнев, заодно поручив повторно проанализировать схему финансирования строительства.

Инферно подмечено

Утром 6 мая, за 6 часов 6 минут до окончания трехмесячного срока приема заявок, ООО «Камчатка Мединвест» подало в конкурсную комиссию свое предложение, которое осталось единственным.

Как следует из ЕГРЮЛ, за неделю до этого – 29 апреля 2019 года – компанию возглавил замдиректора «дочки» ГК «Ростех» – ООО «РТ‑Соцстрой» – Дмитрий Демин, а еще спустя две недели – 20 мая – ООО «РТ‑Соцстрой» стало стопроцентным владельцем потенциального концессионера.

13 июня губернатор Илюхин завизировал документ, обязывающий краевое правительство заключить с ООО «Камчатка Мединвест» концессионное соглашение, освятив тем самым появление нового государственно‑государственного партнерства. Как рассказали Vademecum в правительстве Камчатского края, предметом концессии становится «объект незавершенного строительства», который будет передан компании «Камчатка Мединвест» после намеченного на июль‑август заключения соглашения. Сейчас это залитый фундамент и металлические скелеты корпусов. Окончательные параметры концессии определят в ходе консультаций между властями края и инвестором. «Условия реализации инвестиционного проекта по строительству новой Камчатской краевой больницы подлежат обсуждению с концессионером в двухмесячный срок», – сообщили краевые чиновники Vademecum.

Однако уже сейчас известно, что медпомощь населению по‑прежнему будет оказывать ГБУЗ «Камчатская краевая больница им. А.С. Лукашевского», а «Камчатка Мединвест» при поддержке еще одной «дочки» ГК «Ростех» – холдинга «Швабе» – после окончания строительства и сдачи комплекса в эксплуатацию будет отвечать за техобслуживание и сервис медоборудования.

«Концессия предполагает целевую эксплуатацию объекта. Если этим занимается бюджетное учреждение, то именно за его действия концессионеру придется отвечать перед концедентом. Отказаться от этой ответственности в концессионном соглашении, по 115‑ФЗ [«О концессионных соглашениях». – Vademecum], нельзя, – констатирует Денис Качкин, управляющий партнер адвокатского бюро «Качкин и Партнеры». – В камчатском проекте, насколько мне известно, решили минимизировать этот риск, указав необходимость компенсации всех затрат в случае расторжения соглашения. Однако на деле это мало поможет: если что‑то пойдет не так, то концессионеру все равно придется разбираться с концедентом, только спор будет по поводу размера компенсации. Сегодня в России нет устойчивой судебной практики такого рода».

Чьими же деньгами рискует камчатский концессионер?

«Ключевые инвесторы проекта – Внешэкономбанк (ВЭБ) и Фонд развития Дальнего Востока, – рассказали Vademecum в Ростехе, объясняя, почему ООО «РТ‑Соцстрой» не вышло на конкурс напрямую. – По требованию банков для получения финансирования требуется создание новой либо привлечение существующей компании, не ведущей какую‑либо деятельность. Именно такой является «Камчатка Мединвест».

«Концессия и ГЧП – это проектное финансирование, предполагающее наличие компании, которая создается под конкретный проект для минимизации рисков», – проясняет замысловатую схему кооперации Денис Качкин. А риски в такой схеме есть. «Банк заходит в проект, как правило, рассчитывая на стопроцентную компенсацию старшего долга. Это считается компенсацией по пассивам – по деньгам, привлеченным в капитал концессионером. А закон предполагает компенсацию через активы – расходы на создание объекта концессионного соглашения. Ни одного судебного процесса по расторжению соглашения с привлечением банковского финансирования в стране еще не было. Как суд отреагирует на подобные условия определения размера компенсации, неизвестно. Для таких проектов оптимальная правовая форма – 224‑ФЗ «О государственно‑частном партнерстве». А в данном случае, если дело дойдет до разбирательств, то суд вполне может сказать, что это была не концессия, а ГЧП», – считает юрист.

«Согласно закону 115‑ФЗ, «дочки» госкорпораций могут выступать в качестве концессионера. Прямых законодательных ограничений на это нет, – отмечает эксперт Национального центра ГЧП, управляющий директор «Автодор Инвеста» Илья Хаипов. По его словам, в ГЧП‑проектах активно участвуют и Ростех, и Росатом. АО «Русатом Хелскеа», например, в июне 2018 года подписало соглашение о строительстве, оснащении и эксплуатации радиологического корпуса Восточно‑Сибирского онкоцентра в Иркутске.

«РТ‑Соцстрой», в свое время назначенный спасителем федеральной программы развития сети перинатальных центров, так или иначе ввел в эксплуатацию 15 профильных объектов. И теперь уже не важно, что, например, в Карелии, Гатчине и Пскове медучреждения открылись с опозданием на два года, а по итогам всей программы Счетная палата обнаружила завышение сметы на 1,39 млрд рублей. «РТ‑Соцстрой» кивал на ошибки сторонних проектировщиков и недобросовестность субподрядчиков, грозил контрагентам исками на 4,3 млрд рублей, но созданную им сеть перинатальных центров занес себе в актив. По сведениям Vademecum, «дочка» госкорпорации, помимо Камчатской краевой больницы, присматривается и к другим высокобюджетным медицинским проектам – строительству роддома в Магадане за 4,2 млрд рублей и многопрофильной больницы в Назрани с объемом инвестиций 5,8 млрд рублей. 

Vademecum