Концессии признали закупками

Арбитражный суд Москвы поддержал позицию Федеральной антимонопольной службы (ФАС), посчитавшей условия концессии, по которым бюджет полностью покрывает расходы инвестора, незаконными. По мнению службы, в таком случае должна была проводиться госзакупка, процедура которой регламентирована жестче. Эксперты отмечают, что поддержка позиции ФАС судом ставит под угрозу существование всего рынка концессий и во избежание распространения такой практики необходимо менять закон.

Арбитражный суд Москвы вчера признал законным решение ФАС, аннулировавшей итоги конкурса на строительство автодороги Стерлитамак--Кага--Магнитогорск (участок транспортного коридора Европа--Западный Китай) по концессии. Мотивировка решения пока неизвестна. Решение службы было вынесено 31 января по жалобе проигравшего участника торгов, и в нем указывались две основных причины отмены конкурса. Во-первых, это установление башкирскими властями требования о предоставлении участниками конкурса банковской гарантии, что противоречит закону о концессиях. Но главным поводом для беспокойства рынка стало второе основание, которое не приводилось в жалобе, его комиссия ФАС установила сама. Плата концедента (башкирского правительства) по условиям конкурса включала в себя платежи инвестору (победителем стал "Башкирдорстрой") с целью возмещения его расходов на создание объекта и эксплуатационных расходов. Из этого ведомство сделало вывод, что затраты инвестора целиком возмещаются из бюджета за счет платы концедента, что противоречит закону о концессиях, поэтому конкурс нужно было проводить по правилам 44-ФЗ для госзакупок.

Против такого подхода ФАС выступили Минэкономики, Минтранс, глава Башкирии Рустэм Хамитов, а также отраслевые объединения. В марте на межведомственной коллегии у первого вице-премьера Игоря Шувалова заместитель главы Минэкономики Станислав Воскресенский отмечал, что концессии составляют 90% проектов государственно-частного партнерства (ГЧП). Всего, по его словам, сейчас на разных этапах реализуется 1,8 тыс. ГЧП-проектов, из которых 76% приходится на коммунальные услуги, 15% — на социальную сферу и 3% — на транспорт. В них уже вложено 126 млрд руб. частных инвесторов, из которых 30 млрд руб. составляет финансирование региональных и муниципальных проектов. Глава ФАС Игорь Артемьев на это заявил, что нужно четко разграничивать госзакупки и концессии, а стопроцентное возмещение затрат "похоже на имитацию" последних.

По мнению главы антимонопольной практики адвокатского бюро "Линия права" Алексея Костоварова, решение суда негативно скажется на рынке. "Это может поставить под вопрос существование российского рынка концессий, ведь большинство договоров заключаются на подобных условиях. Но все же сначала нужно дождаться мотивировочной части решения суда",— говорит господин Костоваров. По данным Центра развития ГЧП, аналогичные механизмы, как и в башкирском конкурсе, использовались для дорожного строительства в Австрии, США, Канаде и Великобритании. По такому же принципу финансируется строительство пунктов сбора оплаты системы "Платон", так же должны финансироваться два участка Центральной кольцевой автодороги в Подмосковье, проекты в Хабаровске, Перми и Башкирии.

Юриста удивляет, что ФАС решила проводить такую жесткую линию по концессионным соглашениям именно сейчас. "Эта модель существовала давно, а теперь ее признали незаконной. Конечно, весь наш концессионный рынок, а он довольно молодой, в ужасе и не понимает, как дальше работать",— говорит он. "Наша позиция остается неизменной: заключение таких сделок мы считаем правомочным. Может быть, апелляция, кассация или Верховный суд изменят или отменят решение",— говорит исполнительный директор Центра развития ГЧП Максим Ткаченко. По его словам, как только началась эта история, участники рынка стали закладывать соответствующие риски в свои договоры. "Например, включать условие о приостановлении проекта, в случае если суд встанет на сторону ФАС",— говорит он. "Но само по себе такое решение суда — это уже звоночек, что надо возвращаться к вопросу об изменении закона о концессиях, чтобы он не допускал неоднозначных толкований того, что такое плата концедента и из чего она может состоять",— считает господин Ткаченко.

Источник: Коммерсант